Мария Николаевна Толстая — сестра великого писателя

Сестра Льва Толстого

 

Сестра Льва Толстого
Мария николаевна Толстая

Мария Николаевна Толстая. О ней, сестре писателя, будет наш рассказ. Лев Толстой своей личностью и творчеством известен всему миру. Его вклад в русскую и мировую литературу огромен. Частная жизнь графа Льва Толстого, его философско-религиозные искания, писательская судьба всегда оставались в центре внимания читателей. Мария Николаевна Толстая занимает в жизни писателя особое место. Многолетняя душевная дружба с ней связывала Толстого всю жизнь.

Четыре брата Толстые
Братья Толстые

Графы Толстые – четыре брата и единственная сестра. Лёвушка и Маша – самые младшие. Их тесная привязанность друг к другу возникла, возможно, оттого, что слишком рано они лишились матери… Братья были значительно старше.
В своем творчестве Лев Толстой избрал Машеньку прототипом Любочки в трилогии «Детство»; события личной драмы Марии Николаевны можно сопоставить с некоторыми эпизодами романа «Анна Каренина». Разрабатывая образ главной героини, Лев Толстой использовал черты внешности и черты характера многих знакомых дам. Например, внешность Анны он «списал» с Марии Гартунг, дочери А. С. Пушкина.

Вспоминает свояченица Л. Толстого Т. Кузминская:

«… она послужила ему типом Анны Карениной, не характером, не жизнью, а наружностью, он сам признавал это».

Характер же Анны писатель формировал из жизненных историй нескольких реальных женщин, в том числе и родной сестры, личную драму которой он глубоко переживал.

Роман печатал частями журнал «Русский вестник». Просвещенная часть русского дворянства с большим интересом знакомилась с ним и с нетерпением ждала продолжения. «Анну Каренину» читала и Мария Николаевна. Незадолго до этого она пережила собственный бурный любовный роман. Отметим, в жизни родной сестры великого писателя было столько драматического… Если бы не брат… она легко могла шагнуть в бездну. Еще не зная концовки произведения, она в письме Льву Николаевичу с горечью делилась впечатлениями:

« Мысль о самоубийстве начала меня преследовать… так неотступно, что это сделалось вроде болезни или помешательства… Боже, если бы знали все Анны Каренины, что их ожидает, как бы они бежали от минутных наслаждений, которые никогда и не бывают счастием».

Каковы же были истинные причины такого глубокого отчаяния? Давайте их проследим.

Мария Николаевна Толстая – детство, юность, начало семейной жизни

Мария Николаевна Толстая
Мария в юности

Воспитанная тетушками-опекуншами, Мария росла довольно изнеженной и капризной. Девочку определили в Родионовский институт благородных девиц в Казани. Жизненный уклад «от звонка до звонка» она никак не хотела воспринимать. Регулярность посещения занятий тоже не привлекала. Тяжело было подчиняться общим правилам. По просьбе опекунш девушке сделали послабление: она стала «приходящей». Тем не менее дополнительное домашнее образование, которое было у всех дворянских детей, дало прекрасный результат.

Мария Николаевна хорошо владела французским языком, умела рисовать, играть на фортепиано и скрипке, могла поддержать беседу.

Все-таки родственники-опекуны слишком беспокоились, что девушка «засидится в невестах» и поэтому быстро ее сосватали. Женихом оказался родственник-однофамилец, кутила и мот, к тому же старше, как тогда говорили, «на целую жизнь» (на 17 лет). Жили в имении Покровском, Чернского уезда, в 80 км от Ясной Поляны.В этом браке с 1845 по 1852 родились дети: Елизавета, Варвара, Николай. Муж Валериан Петрович, в удовольствиях себе не отказывал; свою любвеобильность на стороне особо не скрывал.

О легкомысленном его поведении знали многие члены семьи Толстых, кроме Машеньки. До поры до времени она находилась в неведении. Возможно, ей было не этого… В то время она сама испытывала сильное сердечное увлечение. Ей ведь было всего 24 года. К мужу Валериану Мария относилась с приязнью, но без страсти.

И любовь к Марии Николаевне пришла, в лице 36-летнего писателя Ивана Тургенева. Постоянно живя во Франции, Иван Сергеевич изредка наезжал в свое имение Спасское-Лутовиново.

Мария Толстая и Иван Тургенев

Писатель Иван Сергеевич Тургенев
Иван Тургенев

Взаимное влечение вспыхнуло внезапно, после того как Мария Николаевна с мужем по-соседски решили заехать в гости в соседнее имение. По-видимому, Мария тоже впечатлила Тургенева, поскольку он не единожды упоминает о ней в письмах к П. Анненкову, Н, Некрасову, Е. Колбасину:

«Премилая, симпатичная женщина, … одно из привлекательнейших существ, какие мне только удавалось встретить. Мила, умна, проста – глаз бы не отвел. <…> Я едва не влюбился.»

Мария Николаевна не слишком хорошо знала правила светского обхождения и всецело поддалась своему чувству, эмоционально реагируя на ухаживания красивого дворянина-писателя. Она была уверена во взаимности увлечения. Значит, возможно серьезное продолжение отношений?

Братья Николай и Лев Толстые видели в этом иное. Их волновала происходившая ситуация с сестрой… Они-то понимали, что ухаживания носят лишь светский характер, что Тургенев однолюб и навсегда сердечно привязан к семье Полины и Луи Виардо.

Однажды наступил тот самый «прекрасный день», когда все измены мужа Валериана Петровича стали известны Марии Николаевне. Бунтарка по натуре, она решила не мириться с таким положением и смело порвала отношения, забрав детей. Надеялась на перемену в жизни? Во всяком случак, сообщила отъехавшему в Куртавнель Тургеневу о том, что «разъехалась» с мужем. Ответ был получен:

«… я останусь Вашим другом, пока буду жив».

Иван «объяснился» и с Львом Николаевичем:

«… Скажите ей, что я часто думаю о ней и что, если бы желания могли осуществляться, она была бы совершенно счастлива».

В душе И.С. Тургенева память о Марии Николаевне хранилась долго. Он пишет небольшую повесть «Фауст», главную героиню которой — Веру Ельцову — наделяет чертами Маши. Писатель признается:

«Фауст” был написан на переломе, на повороте жизни — вся душа вспыхнула последним огнем воспоминаний, надежд, молодости».

Лев Николаевич тяжело переживал драму сестры, записывая в дневнике:

«Маша разъехалась с Валерианом. Эта новость задушила меня»

Огорчения Марии о том, что ее надежды на счастье с Тургеневым рухнули, Толстой также принял близко к сердцу, хотя понимал, что сестра,

«не зная правил света, вполне может ошибаться насчет такого умного человека, как Тургенев».

Жизнь Марии Николаевны Толстой. Что же дальше?

Мария Николаевна Толстая
М. Н. Толстая

Действительно, демонстративно «хлопнув дверью», показав свой неукротимый характер, не получив полной взаимности от И. Тургенева, Мария Николаевна, по сути, оказалась «у разбитого корыта». Узнав о событиях, Лев Николаевич, срочно вернувшись из Баден-Бадена, всячески пытается избавить сестру от боли и страданий. Он присмотрел в Москве дом для сестры с ее детьми и какое-то время жил вместе с ними. Одинокая душа молодой женщины никак не находит успокоения. Понимая это, Лев Николаевич весной решил развеять сильно загрустившую Марию и повез ее с детьми в Европу.

Заграничные красоты мало привлекали М. Толстую; душевные раны все еще напоминали о себе. Писатель возвратился в Россию, уговорив сестру остаться, чтобы подлечиться на водах.
Вскоре после отъезда брата нашлось лекарство, полностью излечившее Марию Николаевну от тоски. Лекарство в виде новой любви.

Мария Николаевна Толстая и Гектор де Клен

Морской офицер, швед по национальности, виконт Гектор де Клен ствл героем нового романа. Три года страстной любви в Алжире. Потом Женева и тут… Полной неожиданностью для обоих стало рождение внебрачной дочери. Счастье омрачено тем, что виконт не получил благословения родителей на брак. Дальнейшего совместного проживания не получилось. Гектор де Клен оставил Марию и уехал.

Жизненная ситуация Марии Николаевны сложилась таким образом, что поставив себя вне светских законов, она оказалась, по сути, изгоем. Ее душевное состояние было ужасным. М. Н. Толстую терзали сомнения относительно правильности собственных жизненных поступков; у нее накопились долги и для возвращения в Россию фактически не было средств. Кроме того, она никак не могла определиться с новорожденной Еленой. Как поступить? Признать дочерью или отказаться совсем? Вот в таком глубоком отчаянии она думала о бездне…

«Если бы знали все Анны Каренины, что их ожидает…»

Она пишет о своих невеселых делах родным:

«… пусть братья мои судят, как хотят».

Писатель Лев Толстой горячо откликается:

«кроме жалости и любви, ничего нет и не будет в моем сердце. Упрекнуть тебя никогда не поднимется рука ни у одного честного человека… Одно знай, что судить тебя я и тетенька не будем и сделать для тебя все, что можно, сделаем».

Мария Николаевна Толстая — помощь братьев 

Любимый брат Лёвушка… Он вновь пришел на помощь. Ободрив сестру письмом, Лев Николаевич отправил брата Сергея в Женеву, а сам тем временем принялся хлопотать о разводе Марии с Валерианом. Законы Синода были строги и разрешение могло быть получено лишь в трех случаях.

Не будем касаться юридических тонкостей; отметим только, что даже получив от брата все необходимые бумаги, Мария Николаевна, вновь впав в уныние, не смогла довести дело до конца и по закону оставалась женой своего мужа Толстого Валериана Петровича, а затем и его вдовой.

Сергей Николаевич Толстой тоже много сделал для родной сестры, не оставив ее в беде. В Женеве он крестил новорожденную племянницу, дал свое отчество, поместил девочку в хорошую приемную семью с кормилицей. Для племянника Николая подобрал пансион, где тот стал жить, а саму сестру Марию Николаевну и двух ее старших дочерей вывез в Россию.

Мария Николаевна Толстая – уход от мира

Все дальнейшие годы Марию Николаевну Толстую жизненные испытания не оставляют. Вынужденное одиночество, пустота жизни, понимание своих ошибок и никакой надежды на личное счастье… Всё это Мария Николаевна испытала сполна, живя в России. По воспоминаниям родственников, она стала еще более раздражительной и капризной. Не имея постоянного жилья, маялась от бесцельной безрадостной жизни, не давая душевного покоя ни себе, ни родным. Скиталась по разным местам: жила временами в Москве, приезжала в Ясную Поляну или в Покровское, потом ненадолго отправлялась за границу.
Судьба словно испытывает ее, посылая несчастья. Единственный сын Николай, неожиданно умирает молодым. Перенести потерю было свыше сил; Марию Николаевну стала преследовать мысль уйти из жизни:

«Это сделалось вроде болезни или помешательства».

Сестра писателя Льва Толстого, несмотря на свое тяжелое душевное состояние, все-таки понимала собственные ошибки и заблуждения молодости. Она знала: в Евангелии имеются ответы на многие трудные жизненные ситуации. Со временем, осознав причины жизненных неудач, писала Льву Николаевичу:

«Если бы я его почаще читала, когда была незаслуженно несчастлива с мужем, то поняла бы, что это был крест, который Он мне послал: Терпевший до конца – спасется. А я хотела освободить себя, уйти от воли Его – вот и получила себе крест другой – еще почище».

Этот знак дан ей свыше — так она понимает несправедливую смерть сына – и мысль о несении креста находит в ее душе понимание, приводящее к внутреннему смирению.

Мария Николаевна Толстая. 16 лет беспокойного бесцельного существования, осознание собственных ошибок привели ее к единственно верному для нее решению – уйти от мирской суеты. Она ищет поддержку в православной церкви, ищет утешения, много размышляя на религиозные темы, осмысливая их. Ей необходим духовный наставник. Им стал Валентин Амфитеатров, протоирей Архангельского собора в Москве. Беседы с ним, а также

Оптина Пустынь Амвросий
Старец Амвросий

посещение Оптиной Пустыни в 1889 году и встреча со старцем Амвросием окончательно утвердили Марию Николаевну в ее решении стать монахиней. Читайте об этом здесь

https://ankalev.ru/pisatel-lev-tolstoy/ ‎

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *