Вертинский певец. Дорога длиною в жизнь (продолжение)

 

 

вертинский певец

Александр в образе Пьеро

Вертинский певец – продолжение рассказа о дороге длиною в жизнь Александра Вертинского. Начало тут: https://ankalev.ru/doroga-dlinoyu-v-zhizn/ Некоторый певческий и поэтический опыт у Александра имелся. Еще в театре Арцыбушевой он создал себе образ, запомнившийся публике: образ Пьеро. За этой маской скрывалась стеснительность молодого артиста перед зрителями. Голос Александра не был сильным; ему пока не хватало уверенности.

«От страха перед публикой, боясь «своего» лица. Я делал сильно условный грим: свинцовые белила, тушь, ярко-красный рот. Чтобы спрятать смущение и робость, я пел в таинственном полумраке».

Восторг публики и аплодисменты дали понять артисту, что его балаганный Пьеро – удачно найденный образ.

Вертинский певец. Возвращение в Москву, дружба с Маяковским

Санитарный поезд, с которым Александр колесил от Москвы до линии фронта и обратно – в 1916 расформировали. Произошло возвращение в круг московской богемы. Молодой футурист Владимир Маяковский стал его другом.маяковский в желтой кофте Вместе они носились по улицам столицы с раскрашенными лицами, в желтых кофтах, удивляя, а иногда и пугая прохожих. Выступали в кабачках, намеренно затевая публичный скандал. Это был своеобразный молодежный вызов. Своим поведением и одеянием они выражали протест против теплой, сытой, обывательской жизни. Если Маяковский был одержим революционными идеями, то для Вертинского это была всего лишь забавная игра. Он очень хотел попасть на профессиональную сцену. И у него получилось.

Вертинский-певец – новый образ Пьеро

Александр вновь пришел в знакомый театр миниатюр. Раньше его Пьеро был белым (по цвету балахона). Ариетки собственного сочинения были в большинстве своем сентиментальными; печальные стихотворные рассказики о богемной жизни, романтической любви, несбыточных мечтах нежных героинь. Духи, манто, перчатки, бокалы, горжетки – все это оживало в его песенках и очаровывало публику.
Политика мало интересовала артиста, но по иронии судьбы его бенефис был назначен на 25 октября 1917 года. В Петрограде брали Зимний, но и в Москве было неспокойно… Маленький театр в Петровских линиях был переполнен.

вертинский певец

В новом образе

Вертинский певец вышел в строгом черном одеянии с белым шейным платком. Репертуар несколько изменился. Хотя Пьеро был прежним печальным паяцем, но черный цвет имел какой-то зловещий оттенок, пророчески предсказывая грядущую гражданскую войну.

Публика с замиранием сердца слушала, как Пьеро грезил о далеких сингапурах, лиловых неграх, попугае Флобера, но тосковал и о бедных горничных и несчастных солдатиках. Эти песни Вертинского певца оказались близкими всем слоям и сословиям населения России. После удачного концерта, заваленный цветами, Вертинский отправился домой на извозчике. Послышалась стрельба.

«Слезай, барин! Дальше не поедем».

Пришлось цветы оставить у памятника на Тверской…

Вертинский певец – успех и слава

Александр, окрыленный успехом, гастролировал по всей России. Он чувствовал, что сочиненные им песенки публика запоминает и сопереживает героям его ариеток. Пение Вертинского завораживало. Известность и слава артиста в столицах и провинции была высокой еще и потому, что ноты и тексты его романсов печатались огромными тиражами и массово распространялись.

Одесса

одесса периода интервенции

Одесса

Исторические события, произошедшие в России, А. Вертинским до конца поняты не были. Хаос, разруха коснулись и его, как и многих. Он резко отреагировал на гибель трехсот юнкеров Александровского училища в Москве, сочинив легендарную песню, которая будет многие годы исполняться – «То, что я должен сказать» (другое название «Я не знаю, кому и зачем это нужно»). По поводу этого романса певца даже вызывали в ЧК для объяснений…
Опустевшая голодная Москва 1918 года… Высокопоставленная «чистая» публика стремилась уехать. Но не из России – пока. Думая, что обстановка изменится и все будет по-прежнему – люди переселялись на юг, где пока еще было сытно: Киев, Харьков, Одесса. Вертинский певец успешно гастролировал по малороссийским городам в 1918/19 годы. Образ Пьеро на время был отставлен. Артист выступал в черном фраке с белой гвоздикой в петлице.

Одесса как нельзя лучше подходила для того, чтобы переждать лихие времена. Город был наполнен иностранными военными интервентами. По-прежнему функционировали фешенебельные кафе и рестораны, театр и кинематограф. Актриса Вера Холодная тоже приехала сюда с группой кинодеятелей. Ее дружба с А. Вертинским была теплой и нежной. Читайте об этом: — https://ankalev.ru/vashi-paltsyi-pahnut-ladanom/

одесса генерал яков слащев

Генерал Слащев

В Одессе произошло знакомство певца с одним из лидеров белого движения генералом Слащевым. Как-то, приехав с фронта,  тот захотел послушать исполнение А. Вертинским романса о погибших юнкерах.

«Я не знаю, зачем и кому это нужно,
Кто послал их на смерть недрожавшей рукой?
Только так беспощадно, так зло и ненужно
Опустили их в Вечный Покой!»

Генерал внимательно слушал. О чем думал? О чем вспоминал? Совсем скоро он и Вертинский покинут Одессу на пароходе «Великий князь Александр Михайлович» вместе с частями оставшейся белой армии.
Все кончилось как-то вдруг… Наступали войска Красной армии; генерал Врангель оставил Севастополь. Покинул Одессу и Вертинский в ноябре 1920 года. Он понимал, что покидают южный город люди того круга, для которого он пел, его публика… Кроме того, певец понимал могущую быть опасность новых властей из-за длительного нахождения на «белой» территории в качестве любимца генерала Слащева.
Вертинский певец – дорога длиною в жизнь -читайте продолжение. 

А теперь послушаем. В исполнении Александра Вертинского звучит романс памяти юнкеров — «Я не знаю, зачем это нужно»

https://youtu.be/9hw1cFyUW30

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *